Что такое ГМО, и правда ли они опасны

Даниил Давыдов

Даниил Давы­дов
меди­цин­ский жур­на­лист, магистр биологии 

Неко­то­рые эко­ак­ти­ви­сты и мно­гие обес­по­ко­ен­ные поку­па­тели счи­тают, что пища, в состав кото­рой вхо­дят гене­ти­че­ски моди­фи­ци­ро­ван­ные орга­низмы (ГМО), очень вредна для здо­ро­вья. Напро­тив, Все­мир­ная Орга­ни­за­ция Здра­во­охра­не­ния, евро­пей­ские и аме­ри­кан­ские регу­ли­ру­ю­щие орга­ни­за­ции и боль­шин­ство уче­ных-био­ло­гов счи­тают про­дукты, полу­чен­ные с при­ме­не­нием био­тех­но­ло­гий, не про­сто без­опас­ными, но и более эко­ло­гич­ными, чем «орга­ни­че­ская» еда.

Давайте посмот­рим, чем ГМ-пища отли­ча­ется от обыч­ных про­дук­тов, какие с ней свя­заны мифы, и можно ли найти «био­ин­жер­ную еду» на пол­ках рос­сий­ских магазинов.

Что такое ГМО

Сотруд­ники ВОЗ счи­тают гене­ти­че­ски моди­фи­ци­ро­ван­ными орга­низ­мами (ГМО) рас­те­ния и живот­ных, гене­ти­че­ский мате­риал (то есть ДНК) кото­рых был изме­нен в лабо­ра­тор­ных усло­виях. Но не про­сто изме­нен, а так, как это не могло слу­читься в при­роде — то есть в резуль­тате спа­ри­ва­ния или есте­ствен­ной «пере­стройки» генов. 

Лабо­ра­тор­ные методы, кото­рые поз­во­ляют изме­нить геномы рас­те­ний или живот­ных, назы­вают «био­тех­но­ло­ги­ями». Спо­со­бов моди­фи­ци­ро­вать живые орга­низмы при­ду­мано очень много. Однако больше всего людей пугают транс­ген­ные тех­но­ло­гии, кото­рые поз­во­ляют пере­ме­щать гены между нерод­ствен­ными орга­низ­мами — напри­мер, между бак­те­ри­ями и рас­те­ни­ями. Акти­ви­сты из США так сильно боятся транс­ген­ных про­дук­тов, что даже про­звали их «Frankenfood»: «Franken-» — от слова «Фран­кен­штейн» и «food» — от слова «еда».

Но неужели полу­чен­ная путем гене­ти­че­ской моди­фи­ка­ции еда так же опасна, как чудо­вище Фран­кен­штейна? Давайте разбираться.

Чем ГМ-про­дукты отли­ча­ются от обыч­ных продуктов

Самый корот­кий и самый чест­ный ответ на этот вопрос — ничем. Чтобы отве­тить подроб­нее, при­дется сна­чала вспом­нить био­ло­гию и историю.

Вся инфор­ма­ция об устрой­стве рас­те­ний, живот­ных и людей зако­ди­ро­вана на уни­вер­саль­ном, общем для всех зем­ных орга­низ­мов гене­ти­че­ском языке. У нас с вами, у живот­ных и рас­те­ний эта инфор­ма­ция хра­нится в ДНК. Если орга­низму нужно постро­ить новый белок — напри­мер, чтобы заде­лать дыру в повре­жден­ной клетке — он счи­ты­вает инфор­ма­цию с опре­де­лен­ного участка ДНК и создает «шаб­лон», по кото­рому стро­ится кон­крет­ный стро­и­тель­ный белок.

В при­роде живые суще­ства посто­янно изме­ня­ются, потому что им нужно при­спо­саб­ли­ваться к окру­жа­ю­щей среде. Выжи­вают счаст­лив­чики, у кото­рых есть пре­иму­ще­ства перед собра­тьями по виду: напри­мер, олени, кото­рые бегают чуть-чуть быст­рее дру­гих оле­ней. «Мед­лен­ных» оле­ней съе­дают хищ­ники, а «быст­рые» выжи­вают и дают потом­ство. В резуль­тате олени посте­пенно, в тече­ние тыся­че­ле­тий, пре­вра­ти­лись в пре­крас­ных бегунов. 

При­мерно в вось­мом тыся­че­ле­тии до нашей эры в этот про­цесс вме­ша­лись люди. Они стали созна­тельно отби­рать рас­те­ния и живот­ных с полез­ными свой­ствами, и скре­щи­вать их друг с дру­гом. Уче­ные назы­вают такой про­цесс «селек­цией». За сотни тысяч лет древ­ние «гене­тики» доби­лись, напри­мер, появ­ле­ния ржи с круп­ными зер­нами и туч­ных коров с покла­ди­стым характером. 

Заме­чены предки и в «транс­ген­ных» экс­пе­ри­мен­тах: напри­мер, с древ­но­сти скре­щи­вали ослов и кобыл, полу­чая мулов — более послуш­ных, чем ослы, и более дол­го­жи­ву­щих и силь­ных, чем лошади. Един­ствен­ный недо­ста­ток этих «есте­ственно транс­ген­ных» живот­ных (уче­ные назы­вают таких существ «гибри­дами») в том, что они не могут размножаться.

Все шло своим чере­дом, пока в XIX веке австрий­ский монах Гре­гор Мен­дель не открыл осно­во­по­ла­га­ю­щие законы гене­тики. А дальше, всего за 200 лет, люди быст­ренько «выучили» язык гене­ти­че­ского кода и научи­лись сна­чала уско­рять, а затем и управ­лять селек­цией и гибри­ди­за­цией. Уже в 1930‑е году иссле­до­ва­тели облу­чали или обра­ба­ты­вали хими­ка­тами семена рас­те­ний, чтобы спро­во­ци­ро­вать много раз­ных мута­ций и выбрать из них мутан­тов с полез­ными свойствами.

В резуль­тате появи­лось около 3000 раз­лич­ных сель­ско­хо­зяй­ствен­ных рас­те­ний, среди кото­рых пше­ница твер­дых сор­тов и слад­кие грейп­фруты сор­тов Ruby и Rio Red. При­мерно тогда же, в 1940‑е годы, люди научи­лись «спа­сать» нежиз­не­спо­соб­ные эмбри­оны рас­те­ний-гибри­дов, кото­рые иначе нико­гда бы не выросли и не дали урожай. 

В 1970—1980‑х годах появи­лась насто­я­щая ген­ная инже­не­рия. Прин­цип у нее такой же, как у селек­ции и гибри­ди­за­ции — но с важ­ным допол­не­нием. Вме­сто того, чтобы про­сто скре­щи­вать рас­те­ния с нуж­ными свой­ствами или «бом­бить» семена ради­а­цией, рас­счи­ты­вая на удач­ную мута­цию, уче­ные научи­лись созна­тельно управ­лять изме­не­ни­ями. Сна­чала они решали, каких изме­не­ний хотят добиться от выбран­ного рас­те­ния (а позже и живот­ного), потом «высле­жи­вали» ген, кото­рый отве­чает за нуж­ное свой­ство у пред­ста­ви­те­лей дру­гого вида, копи­ро­вали его и «встав­ляли» в гене­ти­че­ский мате­риал выбран­ного орга­низма. В резуль­тате сразу полу­ча­лось рас­те­ние или живот­ное с задан­ными свойствами.

Вскоре ген­ную инже­не­рию допол­нили и дру­гие методы: напри­мер, РНК-интер­фе­рен­ция, кото­рая поз­во­ляет про­из­вольно отклю­чать ненуж­ные гены внутри одного и того же орга­низма и таким обра­зом устра­нять неже­ла­тель­ные при­знаки, и метод CRISPR-Cas9, кото­рый поз­во­ляет добав­лять, уда­лять или изме­нять гене­ти­че­ский мате­риал в опре­де­лен­ных местах генома.

Однако, о каком бы методе речь не шла, в его основе лежат все тот же ста­рый доб­рый гене­ти­че­ский язык, и все те же, извест­ные с древ­но­сти, гене­ти­че­ские про­цессы. Со вре­мен древ­них селян, кото­рые ста­ра­тельно выби­рали самые круп­ные семена и скре­щи­вали лоша­дей и ослов, ничего прин­ци­пи­ально не изме­ни­лось. Полу­ча­ется, что страхи перед «ГМО-про­дук­тами» не более чем миф. 

Пять мифов о ГМ-продуктах

ГМ-куль­туры и про­дукты на их основе опасны для здо­ро­вья людей. На сего­дняш­ний день более 3000 науч­ных иссле­до­ва­ний оце­нили без­опас­ность извест­ных ГМ-куль­тур с точки зре­ния вли­я­ния на здо­ро­вье чело­века. Веду­щие био­логи со всего мира при­шли к выводу, что ГМ-куль­туры под­хо­дят для про­из­вод­ства пол­но­цен­ных про­дук­тов пита­ния, кото­рые ничуть не опас­нее тех, кото­рые были полу­чены с помо­щью тра­ди­ци­он­ных мето­дов селекции.

На сего­дняш­ний день нет ника­ких дока­за­тельств, что извест­ные генно-моди­фи­ци­ро­ван­ные про­дукты уве­ли­чи­вают забо­ле­ва­е­мость раком, ожи­ре­нием, желу­дочно-кишеч­ными забо­ле­ва­ни­ями, болез­нями почек, аутиз­мом или аллергией.

Мы уже знаем, что гене­ти­че­ский язык уни­вер­са­лен для всех живых орга­низ­мов. Это зна­чит, что нет ника­ких «генов куку­рузы» и «генов бак­те­рий»: все это про­сто раз­ные «слова» на одном и том же «языке», из кото­рых вполне можно постро­ить общее «пред­ло­же­ние». Дру­гое дело, что из таких «слов» можно неча­янно соста­вить забо­ри­стое руга­тель­ство — то есть полу­чив­шийся орга­низм может при­об­ре­сти неже­ла­тель­ные свойства. 

Уче­ные это пре­красно пони­мают, поэтому ввели для новых фраз на гене­ти­че­ском языке стро­жай­шую «цен­зуру». Прежде чем попасть к нам на стол, все гене­ти­че­ски моди­фи­ци­ро­ван­ные про­дукты про­хо­дят очень стро­гую про­верку. В США иссле­до­ва­ния без­опас­но­сти ГМ-рас­те­ний зани­мают около семи лет, а в Европе — и того больше.

Изме­нен­ную еду изу­чают на аллер­ген­ность и на спо­соб­ность «пере­да­вать» изме­нен­ные гены людям и дру­гим орга­низ­мам. Про­дукт выхо­дит за пре­делы экс­пе­ри­мен­таль­ных деля­нок и ферм только в том слу­чае, если ока­жется без­опас­ным по всем статьям. 

ГМ-про­дукты «про­ти­во­есте­ственны». Не больше, чем лекар­ства — напри­мер, искус­ствен­ный инсу­лин, кото­рый полу­чают точно такими же мето­дами ген­ной инже­не­рии, как и ген­но­мо­ди­фи­ци­ро­ван­ные рас­те­ния. Тем не менее, когда в 1982 году в аптеки попал искус­ствен­ный инсу­лин, син­те­зи­ро­ван­ный транс­ген­ными бак­те­ри­ями, никто не воз­му­щался — ведь этот пре­па­рат спас тысячи людей. Иссле­до­ва­тели счи­тают, что суть именно в этом. Лекар­ства при­но­сят пользу всему чело­ве­че­ству, а польза от генно-моди­фи­ци­ро­ван­ных риса, пше­ницы и яблок не столь очевидна.

А если учесть, что боль­шин­ство ген­ных моди­фи­ка­ций сель­ско­хо­зяй­ствен­ных рас­те­ний направ­лена на то, чтобы сде­лать их более устой­чи­выми перед вре­ди­те­лями, и чтобы плоды мед­лен­нее пор­ти­лись, кажется, что ГМ-куль­туры нужны только круп­ным агро­хол­дин­гам. Отсюда сле­ду­ю­щий миф.

Все иссле­до­ва­ния ГМ-куль­тур финан­си­ру­ются сель­ско­хо­зяй­ствен­ной и био­тех­но­ло­ги­че­ской про­мыш­лен­но­стью, поэтому им нельзя дове­рять. Доля правды тут есть. Разу­ме­ется, агро­хол­динги и био­тех­но­логи тща­тельно про­ве­ряют свою про­дук­цию — ведь, если она ока­жется опас­ной, они как мини­мум разо­рятся. Однако еще больше в этом заин­те­ре­со­ваны госу­дар­ства стран, в кото­рых эти про­дукты будут выхо­дить на рынок.

Евро­пей­ское управ­ле­ние по без­опас­но­сти пище­вых про­дук­тов (EFSA) тре­бует дока­за­тельств, что все новые ГМ-про­дукты по своим свой­ствам прак­ти­че­ски неот­ли­чимы от про­дук­тов, кото­рые уже про­да­ются в супер­мар­ке­тах Евро­со­юза. Кроме того, все эти про­дукты про­хо­дят экс­перт­ную оценку десят­ков неза­ви­си­мых меди­цин­ских и науч­ных экс­пер­тов. Под­де­лать резуль­таты иссле­до­ва­ний в таких усло­виях у «сель­ско­хо­зяй­ствен­ных воро­тил» вряд ли получится.

Выра­щи­ва­ние ГМ-куль­тур может при­ве­сти к эко­ло­ги­че­ской ката­строфе. Неко­то­рые про­тив­ники ГМ-куль­тур счи­тают, что устой­чи­вые к вре­ди­те­лям рас­те­ния будут отрав­лять без­обид­ных насе­ко­мых, птиц и дру­гих живот­ных, и при­ве­дут к появ­ле­нию еще более опас­ных «супервре­ди­те­лей». 

Объ­яс­нить, что это не так, проще всего на при­мере «транс­ген­ной» Bt-куку­рузы. На транс­ген­ные сорта в США при­хо­дится больше 80% этой куль­туры, а выра­щи­вают Bt-куку­рузу с 1950‑х годов, так что дан­ных успело нако­питься немало. 

Иссле­до­ва­ния пока­зали, что транс­ген­ная куку­руза без­опасна для всех живых существ (вклю­чая людей). А что до «супервре­ди­те­лей», то они так и не появи­лись. На самом деле, транс­ген­ная куку­руза при­роде только помогла. Напри­мер, поз­во­лила вдвое сокра­тить исполь­зо­ва­ние пести­ци­дов — хими­ка­тов, кото­рыми тра­ви­лись и люди, и рыбы, и дру­гие животные. 

ГМ-про­дукты запре­щены во всем мире, кроме Рос­сии. Это не так. ГМ-куль­туры выра­щи­вают и в Евро­со­юзе (в Испа­нии и в Пор­ту­га­лии), и в США, и во мно­гих дру­гих стра­нах. На самом деле, в нашей стране к био­ин­же­нер­ным куль­ту­рам отно­сятся с боль­шей опас­кой, чем за рубе­жом: даже про­из­вод­ства соб­ствен­ных ГМ-про­дук­тов у нас пока нет. 

К 2018 году в Рос­сии про­це­дуру госу­дар­ствен­ной реги­стра­ции про­шли био­ин­же­нер­ные куку­руза, соя, рис и сахар­ная свекла. Их при­ме­няют в основ­ном в каче­стве кор­мо­вых куль­тур, в про­дук­тах, пред­на­зна­чен­ных для людей, они есть разве что в сле­до­вых коли­че­ствах. А, напри­мер, в Япо­нии спи­сок шире: там доступны ген­но­мо­ди­фи­ци­ро­ван­ные рапс, кар­то­фель, бобы эда­маме, хло­пок и папайя, при­чем неко­то­рые из этих куль­тур исполь­зуют для при­го­тов­ле­ния «чело­ве­че­ской» пищи.

Что в итоге

Как мы могли убе­диться, ГМ-про­дукты вполне можно сде­лать частью раци­о­наль­ного пита­ния — ведь по своим свой­ствам они прак­ти­че­ски не отли­ча­ются от пищи, полу­чен­ной при помощи более при­выч­ных селек­ции и гибри­ди­за­ции. На самом деле, «про­ис­хож­де­ние» про­дук­тов вли­яет на здо­ро­вье гораздо меньше, чем их пита­тель­ная цен­ность, кало­рий­ность, каче­ство и количество.


Несмотря на то, что ГМ-про­дукты при­знаны абсо­лютно без­опас­ными, в состав блюд про­грамм SOLO они не вхо­дят, поскольку в Рос­сии пока нет ген­но­мо­ди­фи­ци­ро­ван­ных рас­те­ний, кото­рые раз­ре­шено исполь­зо­вать в чело­ве­че­ской кули­на­рии. Все раци­оны сер­виса здо­ро­вого пита­ния SoloFood.ru состав­лены из тща­тельно подо­бран­ных пол­но­цен­ных фер­мер­ских про­дук­тов таким обра­зом, чтобы чело­век полу­чал необ­хо­ди­мое именно ему коли­че­ство энер­гии, вита­ми­нов и микроэлементов. 

К оценке пита­тель­но­сти блюд в SOLO под­хо­дят не менее тща­тельно, чем к отбору ово­щей, фрук­тов и зер­но­вых. Напри­мер, для людей, кото­рые стре­мятся уве­ли­чить мышеч­ную массу и зани­ма­ются в зале, дие­то­логи сер­виса соста­вили бога­тый бел­ком рацион Solo YOU Sport. Напро­тив, наши кли­енты, кото­рые сле­дят за весом, могут выбрать сба­лан­си­ро­ван­ный низ­ко­ка­ло­рий­ный рацион Solo Slim

Все раци­оны SOLO помо­гают сохра­нить здо­ро­вье и добиться именно тех целей, кото­рые ста­вит перед собой кон­крет­ный человек.



Под­пи­ши­тесь на рассылку

Полу­чайте дай­дже­сты све­жих ста­тей на почту:

SOLO MAG